Футбол

«Зачем мне плетка, если мы добиваемся результата?» Большое интервью Семака

«Зенит» после победы над ЦСКА закрепился на первом месте в РПЛ и скоро может в третий раз подряд стать чемпионом России. Но вопросов к тренерскому штабу сине-бело-голубых по-прежнему достаточно — не только у собственного корреспондента «СЭ» в Санкт-Петербурге, но и у болельщиков. Перед интервью я попросил подписчиков в Twitter написать, что они хотели бы узнать у Сергея Семака. Большинство вопросов были неудобными, но главный тренер нашел что ответить на них. В итоге получилось громадное интервью Семака исключительно о футболе.

— Сергей Богданович, вы смотрели матчи сборной России?

— Да. Игры сборной интересны. Помимо этого, их важно смотреть, так как в национальной команде достаточно игроков «Зенита» — мы обязаны знать, кто в какой степени задействован.

— Как вы реагируете на вызовы в сборные игроков «Зенита»? Радуетесь, что они востребованы, или расстраиваетесь, потому что прерывается тренировочный процесс, увеличивается риск травм и так далее?

— Это данность, выбора у нас нет. Есть определенные правила, и мы ничуть не переживаем по этому поводу. Бывают вопросы по отдельным игрокам — кто-то не тренировался долго, кому-то нужно набрать форму, а в сборной тренироваться некогда, ведь игры следуют одна за другой. В этом есть сложности, но так всегда было — интересы сборной и клубов не всегда совпадают.

— Вы часто общаетесь со Станиславом Черчесовым?

— Нет. У каждого из нас есть своя работа, а свободного времени мало. Изредка мы созваниваемся — когда нужно обсудить состояние игроков. Станислав Саламович поздравлял меня с днем рождения 27 февраля. За последнее время еще пару раз разговаривали с ним по игрокам «Зенита».

— Дзюба забил пять мячей в пяти последних матчах за сборную и «Зенит», а в первых трех матчах года промолчал. Повлиял ковид?

— Все вместе. И ковид, конечно, который лишил Артема полноценной подготовки к возобновлению сезона. Подъемы и спады бывают у каждого игрока. По нападающим все привыкли делать выводы, глядя исключительно на результат — забивает или нет. Форвард может быть полезен для команды, даже если он не забивает. В последних играх Дзюба реализовал свои моменты — это его мячи, чаще всего он именно такие и забивает. Отмечу взаимодействие с партнерами — на Мальте прекрасно сбросил Марио Фернандесу на гол. Артем играет на сильных качествах. Стремление и желание претворяются в забитые мячи.

— Перейдем к «Зениту». Вы победили ЦСКА. Отрыв от «Спартака» — четыре очка. Как вы оцениваете вероятность титула?

— Я всегда стараюсь избегать прогнозов. Есть математика — нужно набрать определенное число очков, чтобы стать чемпионами. И мы должны ориентироваться на себя, потому что главный плюс данной ситуации — все в наших руках. Но плюс может стать минусом, если мы дадим слабину и оступимся, позволив «Спартаку» приблизиться. Четыре очка — это очень маленький отрыв. Одна осечка — и мы уже в пределах досягаемости.

— Если «Зенит» выиграет золото, вы станете первым после Олега Романцева тренером, побеждавшим в чемпионате России три года подряд. Вас это мотивирует?

— Я слышал об этом. Но на данный момент меня это не заботит. У меня есть круг обязанностей: тренировочный процесс, жизнедеятельность команды. Мне есть о чем думать. Это больше муссируется в прессе. Это же статистика — любые серии когда-то случались и могут повториться.

— В матче с ЦСКА лучшим был признан Вендел, оформивший дубль. Номинально он играл на левом фланге, но ситуативно смещался в центр. Вы не думаете, что схема 4-4-2 его ограничивает? В «Спортинге» он всегда играл в середине.

— Если он стал лучшим игроком, то, наверное, она его не ограничивает. Как она и не ограничивает Дриусси. Предыдущий сезон он провел феноменально — с позиции левого полузащитника наотдавал много передач, действовал очень полезно для команды. Вопрос схемы относителен. Важнее то, как в определенной схеме использовать лучшие качества того или иного игрока. Кузяев номинально тоже не фланговый полузащитник. Мы отталкиваемся от состояния игроков, которые у нас есть, от противника. Исходя из этого, уже выбираем ту или иную схему на определенный матч.

«Зачем мне плетка, если мы добиваемся результата?» Большое интервью Семака

— По пенальти вас уже спрашивали, но я переформулирую вопрос. Почему конкретного исполнителя удара назначаете не вы? Вы могли вмешаться в ситуацию с пенальти Дзюбы.

— На каждой установке мы говорим, кто бьет пенальти. Бывает, когда мы назначаем двух исполнителей пенальти — в зависимости от состояния игроков. К примеру, один находится в хорошей форме, а другой не тренировался долго, и мы не знаем, насколько он будет свеж для исполнения 11-метрового. А основной пенальтист у нас Дзюба, который до первого промаха реализовал восемь или девять подряд. Естественно, одна осечка — не повод убирать его. Азмун забил, но мы оставили шанс Дзюбе, потому что он основной пенальтист. Игроки на поле могут по каким-то причинам меняться. Условно: мы назначили одного, но он не готов, а ему сказали бить. Есть моменты, связанные с психологией, поэтому иногда мы назначаем двух исполнителей.

— Дзюба в этом чемпионате не реализовал три пенальти, причем во всех случаях бил в схожей манере — Сафонову чуть левее, а Акинфееву и Дюпину чуть правее. Вы согласны, что вратари уже изучили его технику исполнения ударов и он стал предсказуем?

— Они же не сегодня поняли, как он бьет. Вспомните Арьена Роббена — все знают, что он всю карьеру использовал один финт, который применял на протяжении 15 лет. То же самое и с пенальти. Конечно, все знают, как Артем любит исполнять пенальти, проанализировать можно любого форварда. Здесь вопрос не в том, знают ли вратари о манере исполнения удара Дзюбы. Тут вопрос психологии: мы можем проанализировать все 11-метровые, но игрок решит изменить себе и пробьет в другой угол или по центру. Поэтому хороших пенальтистов не так много. Можно по пальцам пересчитать игроков, которые редко мажут с 11-метровой отметки.

— То есть вы не видите закономерности в промахах?

— Нужно рассматривать их отдельно. К примеру, в матче с «Краснодаром» стоит говорить об эмоциональном давлении, с которым игрок мог справиться, а мог и не справиться.

— Дзюба и Азмун отрабатывают пенальти отдельно?

— Бывает, конечно. Но не могу сказать, что они делают это на каждой тренировке. И это не одно и то же: я могу вспомнить несколько примеров, когда игрок не тренировал пенальти, но в игре забил. И наоборот — можно забивать на тренировках десять из десяти, так как нет психологического давления, а в игре из трех смазать три удара. Нужно понимать, насколько психологически устойчив игрок — это один из важнейших аспектов, когда мы говорим об 11-метровых.

— Продолжим по стандартным положениям. В первой половине сезона почти всегда угловые и штрафные подавал Дуглас Сантос, а сейчас — Ракицкий. В чем разница между ними? Они левоногие, Сантос вроде неплохо подавал. Почему вы решили так сделать?

— Сантос действительно обладает хорошей передачей. Однако в какой-то момент, когда мы потеряли его, у нас встал вопрос исполнения стандартов, и мы вернулись к кандидатуре Ракицкого. Он подает неплохо, но есть нюансы, которые я не хочу раскрывать. И нельзя забывать о розыгрышах: когда Дуглас не исполняет удар, а располагается в зоне подборе мяча, то тоже полезен. Так было в матче с ЦСКА, когда Сантос после подбора пробил в штангу. Мы не снимаем кандидатуру Дугласа, он остается одним из вариантов.

— Продолжим по центру обороны. Вы довольны игрой Ловрена? Странный автогол со «Спартаком», рулетка Дениса Макарова в Казани — к игре хорвата достаточно вопросов.

— Ловрен — футболист топ-класса. Достаточно посмотреть на его карьерные достижения и вспомнить о том, что он играет в основе сборной Хорватии — очень сильной сборной. Ошибки случаются абсолютно у всех. Некоторые защитники допускают их, но это не приводит к фатальным последствиям. А Ловрен если ошибается, то вот так. Но я не думаю, что количество ошибок запредельное. В «Ливерпуле» у Деяна тоже бывали такие матчи, когда его недочеты приводили к опасным моментам или голам, и мы прекрасно знали об этом, когда покупали его. При этом Ловрен — опытный, агрессивный, высокий защитник, хорошо работающий с мячом.

— Почему вы редко ставите в основу Чистякова? Он выходит, только когда Ловрен или Ракицкий не могут играть.

— Он перешел в «Зенит» только в октябре — это очень поздно, мы его даже не заявили в Лигу чемпионов. А по ходу сезона влиться в команду тяжело. Весной шансы на игровое время у него выше, но Ракицкий и Ловрен — серьезные конкуренты, у которых не так просто выиграть борьбу за место в стартовом составе. Чистяков держит уровень, мы довольны его работой, он близок к основе.

— Вы хотите, чтобы «Зенит» выкупил Чистякова?

— Да. Но я не знаю, какова сумма трансфера, была ли она оговорена во время подписания арендного соглашения. Дима — настоящий профессионал, мне нравится его отношение к делу, игра полностью устраивает. Дальше уже решение за руководством.

— В прошлом сезоне, когда были Осорио и Иванович, вы периодически играли в три центральных защитника. Почему сейчас вы отказались от этой практики?

— У нас были игроки, которым проще адаптироваться к схеме с тремя центральными. А сейчас в нашем распоряжении защитники, которые почти не играли по такой расстановке. Перестроение с четверки на пятерку защитников требует времени для того, чтобы какие-то моменты обкатать и наиграть. А зимой у нас времени не было, потому что половина команды не тренировалась по разным причинам.

— Почему не так часто играет Круговой? У Жиркова в текущем чемпионате игрового времени больше.

— В первой половине сезона — да, но в последних матчах многое поменялось. Круговой здорово выходил на замену, а до этого — не столь уверенно. На предсезонной подготовке тот же Жирков выглядел хорошо. Если выпускать Кругового, то он должен быть сильнее Дугласа и Жиркова, показать качества, чтобы играть на этой позиции не хуже. После зимы он выглядит сформировавшимся игроком, адаптированным к нам. Все-таки в «Уфе» он играл в схеме с тремя центральными защитниками, где у флангового футболиста развязаны руки в атаке — есть подстраховка. Многие ошибки там нивелировались дополнительным игроком в центре обороны. У нас такой опции нет. Данил знает, над чем ему нужно работать для того, чтобы надежно и стабильно играть. Это тот игрок, с которым мы связываем будущее команды. Все качества у него есть, и мы будем рады, когда он станет регулярно играть в основе.

— Почему за три сезона при вас не пробился в основу и не заиграл ни один молодой воспитанник? Круговой появляется редко, Прохина отдали в аренду, Мусаева продали.

— Замечу, что Мусаева продали с опцией обратного выкупа. У меня встречный вопрос: кто из воспитанников «Зенита» заиграл или играет на уровне лидера РПЛ? Кто лучше Малкома, Азмуна, Дзюбы, Дриусси, Барриоса, Оздоева? Вот Круговой уходил из «Зенита», вернулся, теперь готов конкурировать. Мостовой уходил в аренду, вернулся, готов конкурировать. И Прохин то же самое — если он проявит себя в «Сочи», то мы его с удовольствием вернем, будет играть у нас. Чистяков тоже уходил из «Зенита», набрался опыта, вернулся, теперь тоже составляет конкуренцию. Взяли у «Зенита-2» Хотулева — у него теперь тоже есть шанс. Если он проявит себя, мы же только радоваться будем. Но каждый должен соответствовать уровню команды.

— А вообще возможно ли решать серьезные задачи в лиге и при этом развивать молодежь?

— Мы упираемся в качество игроков — в то, насколько они могут соответствовать уровню. Если это сильная молодежь, то, конечно, можно давать результат. У нас шесть человек пропускают матч Лиги чемпионов, выходят на поле молодые игроки, и мы очень сильно теряем в качестве. Конечно, тут говорить о результате не приходится.

— Следит ли тренерский штаб за игрой «Зенита» в ЮФЛ?

— У нас хорошее взаимодействие с академией: мы следим и за молодежной командой, и за «Зенитом-2», всегда на связи с Константином Зыряновым, Владиславом Радимовым и, конечно, Андреем Аршавиным. Стараемся больше следить за игроками, которые уже имеют опыт выступления в ПФЛ, а также за самыми талантливыми из молодежки. Плюс мы знаем некоторых игроков и возрастом ниже.

— Назовете их?

— Это очень сложный вопрос. Есть один футболист, который проявил себя хорошо, и я сказал об этом публично. Потом появился агент и сказал клубу: «Об игроке сказал тренер. Давайте подписывать контракт, или мы уйдем через год». Это реальная история, но игрока не могу назвать. И подобные ситуации со своими воспитанниками возникают во многих других клубах. Как только игрок начинает проявлять себя, тут же возникают другие клубы, которые готовы быстро сделать выгодное предложение и поднять планку стоимости до несправедливой высоты.

— Игроки часто отзываются положительно о ваших человеческих качествах, но редко говорят о вашем влиянии на их футбольное развитие. Устраивает ли вас это?

— Я об этом даже не думал. Человеческие качества — это вопрос сопутствующий. Очень важны профессиональные качества и результат, который ставится перед наемным работником, а человеческие качества никогда во главу угла не ставятся. Что касается роста игроков, то мне сложно судить. Мне важны успехи команды, отдельных игроков, их отношение. К примеру, со многими футболистами «Уфы» мы до сих пор на связи, вспоминаем совместную работу.

— Условно Сердар Азмун не раз говорил, что для него Курбан Бердыев — футбольный отец. Разве вы не хотите, чтобы в будущем какой-то большой игрок так же отзывался о вас?

— Было бы неплохо. Буду рад любым успехам наших игроков — независимо от того, где они будут играть.

«Зачем мне плетка, если мы добиваемся результата?» Большое интервью Семака

— Геннадий Орлов недавно сказал: «Семаку не хватает плетки! Он не диктатор. Но, видите, есть потери. Игроки снизили к себе требования на тренировках…» Вы согласны?

— Нет, конечно. Как можно говорить о том, что игроки снизили требования к себе, не видя тренировок? У нас же есть статистика, мы каждую тренировку отслеживаем, кто сколько бегает. Я этого не понимаю.

— А не считаете, что вам не хватает плетки — то есть жесткости?

— Зачем она мне? У меня достаточно жесткости тогда, когда она мне нужна. Я не собираюсь быть другим. Самое важное, что я должен делать, — выполнять задачи, поставленные передо мной. Какими методами — это уже мое личное дело. У нас практически нет проблем с дисциплиной, не бывает конфликтов. Зачем мне плетка, если в команде рабочая атмосфера и мы добиваемся результата?

— Высказывают ли ваши помощники свое несогласие по каким-нибудь моментам во время матчей? Прислушиваетесь ли вы к их мнению?

— Мы постоянно обмениваемся информацией с ассистентами. Каждый может высказать свое мнение.

— Можете привести пример того, когда помощники вас переубедили?

— Примеры есть, но они частные — кого заменить, как перестроиться. Одна голова — хорошо, а две-три — лучше. Мне может показаться, что у нас в каких-то моментах проседает одна составляющая, а мне возражают: «Нет, дело в другом». Иногда кажется, что играли здорово, а потом пересматриваешь матч — не все так гладко. А бывает и наоборот.

— Кого из ваших ассистентов вы видите главным тренером в будущем? Может, кто-то высказывал уже желание уйти?

— Надеюсь, что все попробуют себя в роли главных тренеров. У каждого будет шанс попробовать. Все прекрасно понимают, что ассистент и главный тренер — это совершенно разные профессии.

— В чем вы как тренер прибавили за эти три года?

— Не знаю.

— Не верю вам. Вы проработали почти три года в российском топ-клубе. В вашей ситуации невозможно не прогрессировать.

— Может, опыт прибавляется. С чем-то я больше сталкиваюсь, больше узнаю, но в глобальном смысле мне сложно сказать.

— Три года назад вы сказали, что у вас есть представление о том, каким должен быть идеальный футбол Семака. Но каким — вы не ответили, потому что на тот момент в «Зените» было достаточно футболистов, которых вы не видели в команде. Сейчас эта команда — ваша. Поэтому я хочу повторить вопрос спустя три года: какой должна быть идеальная модель игры «Зенита» по вашей версии?

— Идеала не существует, хотя стремиться к нему нужно. Это вопрос стратегического развития, и здесь в большей степени клуб должен понимать и решать, в какую сторону необходимо двигаться — прессинг, фланговая игра, что-то другое… Это должно вырабатываться из года в год, и под эту систему должны подбираться футболисты. Моя работа связана с ежедневным трудом, с достижением текущего результата. Сейчас — с победой в чемпионате России. Бонус — выступление в Лиге чемпионов, финансовая составляющая которого помогает бюджету клуба. Что касается моего личного понимания, то я могу мечтать сколько угодно. Возможно, когда-нибудь у нас будет возможность, где можно будет свои мысли применить на все сто процентов.

— Но как раз ваше видение игры и интересно. Представьте, что у вас появилась такая возможность. Как бы выглядела ваша команда, стремящаяся к идеалу?

— Нельзя прийти и сказать: «Хочу сделать то, чего делать нельзя». Ты приходишь и просто работаешь. Это работа тренера. Думаю, по пальцам можно пересчитать тренеров, которым руководство скажет: «Делай, что хочешь». Я даже не думаю об этом, а просто занимаюсь своей работой.

— Задам вопрос иначе. Игровая философия каких тренеров вам близка?

— Это те тренеры, которые полностью воплощают свои идеи: Юрген Клопп, Диего Симеоне, Хосеп Гвардиола. Они набирают игроков под свою стратегию, усиливают нужные позиции. Потом команда доходит до пика, выстреливает — их идеи воплощаются в жизнь. Клоппу в «Ливерпуле» сказали, что под него подберут игроков. То же самое с Джаном Пьеро Гасперини — он в «Аталанте» набирает игроков, которые ему нужны. Мне, кстати, интересно было бы спросить у Симеоне: ему нравится та игра, которую показывает «Атлетико», или он мечтает о чем-то другом?

— Что или кто вам нужен, чтобы собрать идеальный «Зенит»?

— Это невозможно сделать в тех условиях, в которых мы находимся.

— Вы имеете в виду лимит?

— В том числе. Мы же не можем от игроков требовать то, что они не могут дать. Это неправильно с точки зрения тренера. Нужно строить игру так, чтобы это было выполнимо.

— У Антонио Конте любимая схема 3-5-2, у Маурицио Сарри 4-3-3, Леонид Слуцкий предпочитает 4-2-3-1. Вы постоянно говорите, что выбираете расстановку, отталкиваясь от игроков. Представим, что вы можете взять любых игроков мира. По какой схеме вы будете играть?

— Наверное, 4-3-3. Это сбалансированная схема в том, что касается оборонительных и атакующих действий. Но без привязки к игрокам саму расстановку обсуждать очень сложно. У Симеоне 4-4-2 работает прекрасно, потому что у него все игроки с огромным объемом, движением, они могут прессинговать 90 минут. В 4-3-3 не так важна позиция нападающего в прессинге, если есть — хорошо, если нет — можно обойтись без него. Эта схема может быть одновременно и агрессивной, и прессингующей, и надежной в среднем блоке и в низком блоке, способствующая быстрым контратакам.

— Именно вас болельщики хотели видеть тренером после Роберто Манчини. Но после провала в Лиге чемпионов все чаще звучали мнения об отставке, и среди главных претензией было то, что «Зенит» при вас не прогрессирует. Вы согласны с этим? Если прогрессирует, то в чем?

— В чемпионате России команда третий год борется за первое место. Сложно прыгнуть выше. Много достижений мы превзошли в прошлом сезоне. В Лиге чемпионов бывают разные ситуации. Первый год был неплохим с точки зрения результата — немножко не хватило для выхода в плей-офф. Этот сезон сложно занести в актив — та ситуация, в которую мы попали, почти не оставила нам шансов на борьбу. Не думаю, что какой-то из российских клубов будет ставить задачу выхода из группы — не на том уровне наш футбол. Такое возможно, но это исключение, а не требование.

— Роман Широков в ноябре сказал, что «Зенит» играет в футбол «Уфы». Среди болельщиков часто я слышу мнение о том, что Семак якобы построил в «Зените» усовершенствованную «Уфу» — упрощенная игра, постоянные навесы, но с дорогими футболистами. Что вы думаете об этом?

— Взгляните на статистику и изучите любую таблицу. Упрощение игры? Значит, мы должны делать мало передач. Но с нами по числу передач сопоставим разве что «Краснодар». Контроль мяча? Мы тоже первые или вторые в лиге. Количество созданных моментов? Однозначно первые. По забитым мячам мы лидируем, по пропущенным — первые с конца. Если вы говорите о большом числе передач с флангов, то многие европейские гранды делают их не меньше, ведь и за рубежом команды часто играют низко, сидят в штрафной площади. А по количеству длинных передач мы вообще во второй половине таблицы РПЛ.

— Вы не считаете, что делаете замены слишком поздно? Из свежего — с «Рубином» не было замен до 82-й минуты. С «Арсеналом» — до 72-й.

— В игре с «Арсеналом» у нас не хватало игроков основы. Были ребята из «Зенита-2». Никакой уверенности, что они усилят игру, не было. Дать шанс — это одно, но я не думаю, что было бы лучше выпустить их раньше. В Казани мы владели подавляющим преимуществом, второй тайм все играли хорошо. Зачем что-то было менять? С «Рубином» — это несчастный случай. В первом тайме могли забить три-четыре, решить исход встречи, но такое бывает. По качеству игры это был один из наших лучших матчей, даже несмотря на поле.

— Наверное, одна из самых значимых тем для болельщиков — это Дзюба. Представим, что завтра Артем объявит о завершении карьеры. Как изменится игра «Зенита» без него?

— Мы же играли без Артема и побеждали. Дзюба — важный футболист для нашей команды, и он подтверждает этот статус своей игрой. Посмотрите, сколько забивают Азмун и Дзюба. Я не думаю, что до «Зенита» у Артема и Сердара раньше была настолько высокая и стабильная результативность. Понятно, что Артем завязан на своем эмоциональном состоянии. Для него важно, чтоб был вызов.

— Так изменится ли игра?

— Конечно, изменится. Если вместо Артема будут играть нападающие схожей фактуры — как Антон Заболотный или Александр Соболев, то, возможно, игра изменится в меньшей степени, но тоже будет другой. Если в атаке окажется Мостовой, то игра будет кардинально другой.

— То есть без Дзюбы станет меньше навесов?

— Естественно. Если в атаке невысокий форвард, то какой смысл в навесах? Тут уже нужны прострелы и фланговые передачи. Хотя тоже возможны варианты: в недавнем матче с Сербией форвард сборной Португалии Диогу Жота два мяча забил головой, не обладая высоким ростом. Но никто почему-то не говорит, что Португалия играет навесами! Невозможно объяснить что-то тому, кто не хочет слышать и понимать. Если человек категорически настроен и считает, что «Зенит» играет навесами, то пусть объяснит и покажет. Если условный Иванов или Петров не принимает мяч между линиями и не обыгрывает защитников один в один, то он не делает этого потому, что это не его сильные качества. Раньше я говорил, что мы провисаем в плане индивидуальных действий, ударов по воротам, обыгрышей, а сейчас пришли Малком и Вендел — и мы стали больше обыгрывать и бить.

— На сборах вы активно наигрывали 4-3-3, а после поражения от «Арсенала» отказались. Временно или нет?

— Мы пробуем различные схемы. У нас на первых сборах не было Дзюбы, и мы попробовали такую схему. Тем более что для Малкома и Мостового расстановка 4-3-3 подходит лучше. В остальном я напомню, что мы ни одной игры не провели в оптимальном составе на сборах, и они получились достаточно скомканными.

— Понимаю, что в этой схеме невозможно играть с Дзюбой и Азмуном вместе, но почему нельзя кого-то из них оставлять в запасе по тактическим причинам? Вы могли бы применять схему 4-3-3 активнее. К тому же вы сами говорите, что некоторым футболистам эта расстановка больше подходит.

— Когда? У нас Дриусси, Азмун и Малком не играли по два месяца. Когда-нибудь, когда все будут в форме, может быть, и попробуем. Но сейчас у нас нет игроков для того, чтобы тестировать эту схему.

— Вы допускаете, что можете посадить условного Дзюбу или Азмуна на скамейку и дать, например, Дриусси шанс сыграть на его любимой позиции?

— Условно — конечно. Но нужно, чтобы футболисты были сильнее того же Артема. Если мы поймем, что игрок готов лучше Дзюбы или Азмуна, то попробуем.

— Сейчас все выглядит так, что за Дзюбой всегда забронировано место в основе. И это в том числе потому, что «Зенит» играет по схеме 4-4-2.

— У нас и так всего два-три игрока, которые постоянно выходят на замену. Пока не было ситуаций, когда набирался полный состав.

— Вы бы променяли два чемпионства, которые у вас есть сейчас, на выход в 1/4 финала Лиги чемпионов? В России у вас титулы, но в Европе вас не знают как тренера. Если бы вы с «Зенитом» попали в восьмерку сильнейших в Европе, на вас обратили бы внимание.

— Уверен, Курбана Бекиевича Бердыева знают прекрасно в Европе, несмотря на то что он не выходил в плей-офф Лиги чемпионов. Конечно, не променял бы. Выход из группы — да, это здорово, но дальше что? Чемпионат России — это гораздо более важно, чем плей-офф Лиги чемпионов. Чтобы завоевать еврокубки, нужно быть сильнее. Конечно, выход из группы — это хорошо. Но это же не титул! Это то же самое, как перед матчами сборной России на крупных турнирах все говорят о выходе из группы. Ну вышли — и что? А дальше вылетели. И толку? Тут важно само качество игры. К этому нужно стремиться.

Вторая часть интервью Сергея Семака — в скором времени на сайте «СЭ»

Источник

Показать больше
Top